14:01 

Lana Mak
Как шляпку я кокетливо поправлю крышу...
Название: Любовь нечаянно нагрянет
Автор: Lana Mak
Фэндом: ориджинал
Пейринг: м/м
Жанр: повседневность, слэш, романтика, стёб
Рейтинг: NC-17
Размер: миди
Статус: завершён
Предупреждение: нецензурная лексика
Саммари: - Бывает, что случайная встреча переворачивает жизнь с ног на голову. Ты стал объектом обожания неизвестного поклонника? Тебя удивили? Тебя соблазнили? Расслабься и получи удовольствие.

Мотя сподвигла меня на эту работу. Спасибо тебе, Моть!

Колян



Феликс



Глава 1:
"Где ж я нагрешил, чтоб терпеть такое наказание?" - размышлял о вечном Колян, таская ведрами воду под осто... надоевшие огурцы и помидоры в тёткином огороде. Даже с оглядкой на это нудное занятие, он был бы доволен жизнью и судьбой, если бы не одно но! Это "но" сейчас жмурилось на покрывале, небрежно брошенном на густую поросль спорыша, и принимало солнечные ванны, беззаботно подставив свою красивую мордуленцию (и не только ее) под жалящие солнечные лучи. Колян отирал со лба пот подолом растянутой по мощному торсу майки-алкоголички, то и дело спотыкался, окатывая голые ноги затхлой водой из нагретой солнцем бочки, чудовищно скашивал серые глаза, стараясь, как можно более незаметно, рассмотреть искусителя с разных ракурсов, что, в общем-то, не очень получалось. В смысле, незаметно. Искуситель, по-видимому, просек его неуклюжие попытки и решил подразнить своего единственного зрителя.

У Коляна в зобу дыхание спёрло, когда увидел, как изящная рука этого паразита, доселе закинутая за голову, вдруг словно зажила собственной жизнью: взъерошила растрепанную шапку русых волос, прогулялась ладонью по лицу, шее, кончиками пальцев прошлась по груди, тронув тёмный сосок, огладила кожу подтянутого живота, с едва виднеющимися кубиками пресса и легла на тонкую ткань трусов, зацепив большим пальцем широкую резинку. Палец заскользил по ее краю в одну сторону, к выступающей тазовой косточке, потом в другую, а потом для ценителя сих прелестей настал полный пи...ец, потому что соблазнитель раздвинул ноги, слегка согнув их в коленях, и мягким движением прошелся всей ладонью вниз по выпуклости в трусах, прихватив пальцами и слегка оттянув ту самую выпуклость. Зрелище было столь эротичное, что у Коляна в глазах потемнело и он скорее бросился в огород, куда подальше, лишь бы не поддаться искушению стать рядом на колени и, отбросив шаловливую ручонку, самому приняться за дело более основательно.

Эх!.. А все так хорошо начиналось.

Глава 2:

Воспитавшая его с пеленок теть Ира и впрямь заслуживала отдыха. Потому, на ее заявление о поездке, он не нашел ни единого слова для возражения. Ведь за тридцать два года его сознательный жизни она никуда дальше райцентра не уезжала. Растила Коляна, как собственного сына, когда его родители погибли в аварии. Ему пяти лет тогда не было. С тёткиной легкой руки и прозвали его не Николаем, Колей или Коленькой, а именно Коляном. Так, мол, мужественнее звучит. Он сам привык настолько, что остальные варианты своего имени воспринимал с неким, даже ему не ясным, внутренним протестом.

Когда услышал о поездке, то прямо порадовался за тетку. Но шестеренки заскрипели в голове, подсказывая, что в ближайшую неделю ему придется туго. Нужно ведь у себя в магазине руку на пульсе держать: товар своевременно с базы подкидывать да с поставщиками рассчитываться. А еще на Ритку (красивую, наглую и вредную, но очень ответственную продавщицу) требуется узду периодически накидывать. Она как видит на расстоянии вытянутой руки чью-то мордель запойную, тут же, без разговоров, этой рукой действовать начинает. Так действовать, что мужики потом неделю на автопилоте с заплывшими зенками по деревне передвигаются - короткими перебежками, да с оглядкой, нет ли где Ритки поблизости. Она таким макаром половину деревни от пьянки закодировала. Бабы не нарадуются, а мужики уже грозят в Гаагский суд на нее петицию накатать. Приходится Коляну исполнять роль буфера меж блюстительницей за чистоту сознания и потерпевшими алконавтами. При всём при этом, продажа спиртного в магазине не идёт на убыль. Как такое возможно - никто не знает.

Да еще у тётки, хоть и не самое большое хозяйство, но покрутиться основательно требуется. Под отчет Коляну было оставлено: Барсик, в меру ленивый и в меру гавкучий кобель неопределенной породы и национальности, двадцать соток огорода, половину из которых занимали овощи и клубника, требующие регулярного полива, полтора десятка кур, полугодовалый поросенок Жорик, почти бесперестанку повизгивающий в хлеву и жрущий, как не в себя (оттого и Жорик), да огроменный индюк - Фрол, еще тот террорист. Если что не по его - крыльями об землю чиркнет, сопель свой красным нальёт, хвост растопырит, что ту корону, да как подпрыгнет, как клюнет, как вдарит копытами своими! После таких спаррингов у Коляна обычно, к уже имеющейся коллекции, добавлялась еще, как минимум, пара синяков. И ведь не открутишь шею паразиту, что при внушительных габаритах пострадавшей стороны - Коляна, как два пальца об асфальт. Фрол был тёткиным фаворитом и выполнял роль не столько декоративную, сколько устрашающую. С этой скотиной и овчарку заводить не надо. Он любому вору накостыляет так, что тот мгновенно с вольным ремеслом завяжет, да остальным закажет.

С оглядкой на хозяйство, Колян временно перебрался в тёткин дом. В его собственном двухэтажном особняке даже собаки во дворе не было. Воров не боялся. Все на сигнализации, которую сам же и устанавливал. Уж чего он только в том доме не напридумывал, по-максимуму механизировав деревенский быт. Тётка же напрочь отметала его стремление облегчить нелёгкий крестьянский труд. Даже огород поливать приходилось по старинке: таская ведрами из бочки нагретую солнцем колодезную воду. Спасибо, хоть на пристроенный к дому совмещенный санузел уболтал ее, пугая приближающейся старостью. И то пользовалась она им только в лютые морозы. А остальное время года по-старинке парилась в баньке и прогуливалась по нужде в деревянный домик, спрятанный в саду, за густыми зарослями сирени.

На третий день, по отъезду тетки припёрло его так, что невмоготу. Сон приснился жаркий да яркий. Поддевал он во сне бедрами тело гибкое и белое, цепочку позвонков выкусывая да языком вылизывая. И так ему хорошо было, так сказочно, что проснулся с мокрыми труселями, чего со времен далекой юности не случалось. Пришлось срочно застирывать позор и менять испачканное постельное белье. Оттого и настроение у него с утра было бурчательное.

Ближе к вечеру, вернувшись из магазина, Колян носил все те же ведра с водой и размышлял о насущном: "Теть Ира с теть Машей, дай им бог здоровья и табун кобелей для развлечения, в Египет сдернули, а я гибей тут! Старшой над курми, индюком да поросёнком. Что они там надеялись увидеть из того, чего тут нет? Пирамиды фараонские и по телеку глаз замылили. Да на них родная тётка и не поёдет смотреть. Ее ни один верблюд не выдержит. На загорелых красавцев полюбоваться? Так и тут они, местного разлива, несмотря на начало лета, словно по заказу солнцем присмаленные, как негры. А что не совсем красавцы, так то поправимо. Пару рюмок сорокаградусной, и все, как на подбор. Впрочем, тетки не пьющие. Да и по мужикам как-то замечены не были. У них стойкий оргазм, вероятнее всего, случается только от полного холодильника. Фактуру себе понаедали, что у тех скифских баб, которые в краеведческом музее народ распугивают. Вот плюхнут свои дважды по сто пятьдесят килограмммов в Красное море - будет египтянам там цунами местного масштаба! Точно! Это ол инклюзив тёток привлек! Халявных харчей захотелось. Так и тут они, ешь - не хочу! Куру поймал, огурцом на грядке хрустнул, и никаких Египтов не нужно. Зачем так далеко было забираться?"

Он не часто позволял себе такой бубнёж. Только когда яйца звенели от недотраха. Из-за ежедневной суеты Колян недели две до теть Ирыного отъезда не мог вырваться в райцентр, к проверенному человечку, и отвести лишний секрет от переполненных колоколов, а теперь уж и подавно некогда. Но его организм, привыкший довольно регулярно сбрасывать лишний груз, чихал на недостаток свободного времени: требовал, стонал от неудовлетворенности, гнал кровь в голову и головку, подкидывая мокрые сны, как в далеком пубертатном периоде. Даже кружок "Очумелые ручки" не помогал.

Было бы легко решить эту проблему на месте, если бы Коляна интересовали бабские сиськи и пилотка между ног. Но, увы и ах! К сим прелестям у него был стойкий иммунитет. Правда он поддерживал и всячески подогревал у местного населения уверенность в обратном, ведь в деревне из голубого братства - лишь кот почтальонши Насти, над которым только что младенцы не подшучивали. Приходилось тайком коситься на крутой разворот плеч и мускулистые фигуры молодых, здоровых мужиков, провожая вечером до калитки очередную девицу-красавицу. Но мужчина понимал, что народец тут ушлый, его на мякине не проведешь, и все девки меж собой давно уже выяснили, что ни одна из них не удостилась не то что интима с ним, но даже стояк его уверенный не ощущала. Шепотки за спиной не напрягали - люди уважали Коляна, но и не помогали бороться со спермотоксикозом.

"Нет в жизни счастья!.

Глава 3:

Страдалец и дальше злобствовал бы в уме, насылая на тетку с подругой кучу нежданчиков, за его вынужденное воздержание, тщетно пытаясь усмирить разбушевавшееся либидо, если бы не шорох колёс за забором, умолкший, словно запнувшийся, шум мотора, и залаявший Барсик, который смачно посапывал в тенечке, прежде чем его потревожил звук хлопнувшей двери автомобиля. Колян обтер руки о заляпанные спортивки и выдвинулся встречать нежданного гостя.

"Бля-я-я-я... Лучше б не выходил!" - промелькнуло в голове, прежде чем он окончательно впал в прострацию от увиденного.

Гость сидел, привалившись спиной к дверце автомобиля, и смотрел куда-то ввысь, не замечая ни вечернего зноя, ни зрителя, стоящего в калитке истуканом с острова Пасхи. Молодой парень, не больше двадцати - двадцати трёх лет. Стильная стрижка. Простая, но явно не с райцентровского базара, одежда. Бирюлька на шее. В уголке полных губ незажженная сигарета. Глаза скрыты очками, а весь вид такой похуистический, что сразу понимаешь, куда тебе идти, как быстро и на какой срок. Под одеждой не угадать, но выдающейся мускулатурой и ростом этот субъект явно не мог похвалиться. И все же было в нем что-то такое, от чего у Коляна потянуло сладко в паху, налилось пока еще неуверенно, а во рту мгновенно сухость образовалась. Видимо, все жидкости, включая мозг, устремились к тому одноглазому перцу в штанах, который рвался поглядеть на гостя этим самым глазом. Хорошо, спортивки необъятные, шароварного вида, да плавки из плотной ткани, которые Колян натянул вместо любимых семеек, чтоб после сгонять на реку, а еще футболка-разлетайка, помогли прикрыть столь вопиющий результат его внезапного очарования.

Парень вяло потянулся, разлохматил волосы, уронил руку на колено и повернул голову к встречавшей стороне:
- Слышь, халдей, где здесь ближайший автосервис? - довольно низкий голос с бархатистыми нотками приласкал слух Коляна. Но сам тон, пренебрежительное обращение, настолько отрезвили, что львиная доля крови обратно к голове устремилась. Снобов Колян с детства терпеть не мог. Сложив руки на груди, он оперся плечом о калитку и нацепил ехидную улыбочку а-ля "Видал я энтих городских...":
- Километров шесть отсюда.
- Туда можно дозвониться, эвакуатор вызвать?
- Докричаться легче будет.
- Это почему?
- А ты календарь давно читал? Дату видел?
- Ну, видел. День России сегодня. И так помню. Хочешь сказать, там никто не дежурит? - от растерянности гость даже очки снял, явив миру голубые, необыкновенно яркие глаза.
- Если б они знали, что такой важной персоне понадобится их помощь, то конечно, всенепременно, денно и нощно дежурили бы, в ожидании звонка. Но с даром предвидения, похоже, у них слабовато. Не просекли такой момент, - с напускной скорбью в голосе, подытожил Колян. - Теперь до понедельника там ни одной живой души не появится. Сегодня празднуют, завтра похмеляются, а послезавтра похмельные головы лечат. Если желаешь, можешь к местному кузнецу обратиться. Подкуёт твою кобылу.

Парень глянул на свою бэху, на Коляна, и насмешливо фыркнул:
- Еще чего! Пусть он ваших кобыл подковывает, а со своей я как-нибудь без него разберусь.
- На нет и суда нет! - развёл руками советчик, решив оставить гостя с его проблемами и заняться своими делами, но в последний момент зацепил взглядом столичный номер машины:
- Кстати! Гостиницы в деревне тоже нет.
- Постой! Я остаюсь у тебя, - быстро сориентировался этот субъект. - Возьми мои вещи из багажника и занеси в дом.
От такой наглости хозяин даже слегка опешил:
- Может тебе еще рюмаху на подносе вынести и взвод цыган с песнями пригнать?
- Валяй, - хлыщ лениво махнул рукой, типа, давая свое высочайшее соизволение, на что Колян зловредно осклабился, отвесив шутовской поклон:
- Сейчас, сейчас, вашество. Только шнурки поглажу и кудри кольцами завью.

Гость почесал мизинцем бровь, покосился на короткий ёжик выгоревших на солнце волос, контрастирующих с его загорелым лицом, и хмыкнул:
- Не смешно. На тему шнурков еще мои предки в школе шутили.
- Так и ты не в цирке, - парировал Колян. - Свежих клоунов к нам сегодня не завозили. Как и обслугу. И скажи-ка мне на милость, с какого перепуга я тебя в дом должен пускать? Мы с Фролом никаких гостей не ждали.

Незнакомец повёл бровью, правильно расшифровав в его словах совершенно не замаскированный посыл:
- Так ты не один здесь живешь?
- А кто тебе сказал, что я один? У меня отличная компания: Фрол, Жорик и вон, - Колян кивнул головой за плечо, - Барсик.
Заслышав своё имя, Барсик звонко залаял, словно подтверждая сказанное.
- Судя по Барсику, компания твоя вряд ли владеет членораздельной речью. Впрочем, их хозяин тоже не образец красноречия, но мне выбирать не из чего. Так и быть, украшу своим присутствием твое бесцветное существование. Машину, надеюсь, за двором никто не тронет? - и, завидев по лицу Коляна, что сейчас получит реальный и безоговорочный нахуй, быстро добавил. - Я готов заплатить за постой! Дорого!

Зря он это сказал! В голове у Коляна тут же промелькнула парочка непристойных вариантов оплаты за временное проживание, самым невинным из которых значился крышесносный минет, но они сразу были отметены остатками разума. На лбу у гостя, конечно, не было написано, что он натуральный натурал - по слухам, московские мажоры славились широтой взглядов, но и пресловутый гей-радар, располагающийся на конце конца, упорно молчал, видимо, обидевшись на хозяина за вынужденный простой. Так что зря нарываться на скандал не хотелось. Просто хотелось. До темных точек в глазах. Так, что готов был первого встречного поиметь. Поэтому мужчина ненадолго призадумался, без стеснения рассматривая стройную фигуру гостя.

Однообразие, скука и банальное любопытство сделали свое дело: Колян сдал позиции и отступил от калитки, сделав приглашающий жест. Но за вещами принципиально не пошел. Не царское это дело! Парень сам вытащил из багажника чемодан на колесиках и занес его в дом. Чуть позже они, кряхтя и матерясь, закатили во двор не подающую признаков жизни машину.


Глава 4:

О доброте своей мужчина пожалел тем же вечером, когда гость, представившийся Феликсом (тут же в уме, из вредности, переименованный Фенькой, за добрый десяток разноцветных фенечек на правой руке), продемонстрировал свой скверный характер, поначалу охаяв тёткину избу, а потом отказываясь от простой деревенской пищи, в виде картошечки с селедкой, и потребовав разносолов. На его "фи" Колян чихал с ближайшей колокольни, но настроение уже было подпорчено. Даже аппетит пропал. Он отложил вилку в сторону и сложил руки на груди, зажав подмышками пудовые кулаки. Так и хотелось двинуть по брезгливо сморщенному, аккуратному носику навязавшегося на его голову недоразумения! Вместо этого он терпеливо, даже не пользуясь русским матерным, разъяснил, что в няньки не нанимался, а если кому-то что-то не нравится, то он может смело брать оглобли в руки и валить отсюда на все четыре стороны. Или готовить сам.

Вот тут настало время удивляться, потому что этот тип, не долго думая, пошел рыться в шкафчиках и холодильнике, греметь посудой, доставать отовсюду тёткины припасы, что-то тихонько насвистывая себе под нос и совершенно не обращая внимания на обалдевшего от неожиданности Коляна. Раньше он не имел возможности общаться со столь странными личностями и сейчас просто растерялся. Умение готовить и образ циничного мажора из столицы как-то не вязались воедино в его голове. Минут через сорок на столе исходило ароматом блюдо спагетти с сыром, ветчиной и чесночным соусом. Рядом красовалась салатница, полная нашинкованной огородной зелени и горка пышных оладушков на тарелочке. Хозяину пришлось закрыть рот, чтоб не обкапать слюной свежую футболку, которую он натянул ради приличия, дабы не смущать постояльца голым торсом.

- Прошу, - Феликс сделал приглашающий жест и не дожидаясь Коляна приступил к трапезе. Тот долго не раздумывал, поскорее присоединился, увидев, с каким аппетитом гость наворачивает ужин, и понимая, что промедление будет дорого стоить, потому что приготовленное исчезало во рту Феньки со сверхзвуковой скоростью. "Хоть и выглядит дрищём, а мечет, словно пылесосом. Проголодался путешественник!"

Всосав губами последнюю макаронину, мужчина откинулся на спинку стула, сыто икнул и погладил себя по животу, решив, что если его будут так кормить, то, пожалуй, можно пару деньков потерпеть этого сноба городского. Он настолько расслабился, что не заметил подкравшегося сзади Феликса:
- Ты моешь посуду, - шепот щекоткой прошелся прямо по краю уха Коляна и стек по позвоночнику куда-то пониже лопаток. Гораздо ниже... Так что он даже не сразу сообразил возмутиться:
- А почему это я? Ели вместе. Значит, каждый моет за себя!
- Готовил я. Справедливо, если ты приберешь за нами.

Колян хотел было возразить и напомнить, что только благодаря его милости Фенька сейчас имеет крышу над головой, но своевременно вспомнил, что тёть Ирыны разносолы ему не светят еще, как минимум, дней пять, а самому готовить просто лень. Да и не любил он это дело. Так что ради вкусного обеда можно и посуду вымыть и потерпеть снисходительную ухмылочку, словно приклеенную к пухлым губам москвича.

Спать Феликса уложил в тёткиной комнате, а сам завалился в гостиной на диване, который недавно подарил теть Ире, вместо того гроба, что еще от прабабки тут торчал и вонзался в задницу всеми своими пружинами. Минут пять послушал ворчание москвича за стенкой. Мишки в лесу ему, видите ли, не нравятся на прибитом над кроватью коврике. "Подумаешь, цаца! Тётка этих мишек хранит, как память." Как ни странно, но под этот бубнёж вырубился Колян быстро, конкретно, без развратных снов и их мокрых последствий.

На второй день ситуация повторилась. Феликс не валялся барином на перинах, встал в семь утра, похлюпался над раковиной и приготовил чудесный завтрак, а Колян помыл за ними посуду. Единственное, что напрягало и не давало расслабиться, так это то, что гость не забывал по поводу и без повода ядовито поддеть его. Цеплялся ко всему: растянутым спортивкам: "Деревенская мода рулит?", нежеланию Коляна пользоваться ножом и вилкой: "Ты бы еще руками ел!..", его разговорам с Барсиком, Фролом и Жориком: "Прямо Робинзон с попугаями. Только Пятницы не хватает!.." А отсутствие в доме телевизора с интернетом и вовсе было принято за возвращение в пещерный век. Самое смешное, что даже связь в теткином подворье была не везде. Чтоб позвонить, нужно было знать места, где был более-менее стойкий сигнал сети. Мужчина принципиально не стал говорить, что в его доме можно найти и то, и другое с избытком. Похоже, парень счел его недалеким деревенщиной, и Колян решил не разочаровывать москвича: поддерживал это мнение, как мог.

За весь день Фенька умудрился выставить его таким ущербным, что впору было впасть в пучину депрессии. Но он только посмеивался, забавляясь эскападами в свой адрес. Да и не в его это правилах было, прислушиваться к мнению первого встречного, к тому же явного мажора, с замашками махрового сноба. Ведь не сам же он себе на бэху заработал? Колян огрызался, как мог, высмеивая в ответ хипстерские штанишки гостя, подозрительный взгляд на деревянный нужник, притаившийся в уголке сада, Фенькины заигрывания с Фролом (москвич еще не познакомился с копытами этой лошади в перьях, а индюк почему-то не спешил демонстрировать все свои боевые навыки) , втайне получая удовольствие от их пикировок, но не забывая поддерживать имидж Ваньки-дурачка. Несмотря на это он не раз ловил на себе какой-то оценивающий, задумчивый взгляд гостя, которым тот нет-нет и одаривал его изподтишка. Это будоражило, заставляло волноваться и совершенно выбивало из колеи.

Но вот на следующий день прямо с утра началось действительно форменное безобразие. Гость решил воспользоваться моментом и слегка сменить масть, побаловав себя деревенским загаром. Он разделся до трусов, оставшись только в светлых слипах, и продемонстрировал им с Фролом свою худощавую, жилистую, но довольно складную фигуру. Фрол против этого совершенно не возражал, напротив, воспользовался моментом, чтоб распушить перья, изображая из себя павлина-мавлина, а вот Колян, хоть и не имел никаких возражений - даже наоборот, всеми четырьмя, вернее, пятью конечностями - за, но был вынужден ретироваться, якобы по работе, чтоб не соблазниться внезапно открывшимися видами, и не попасть на острый язычок постояльца. По большому счету, не столько ехидство москвича его тревожило, сколько собственная реакция на его близость. Зверя в штанах все труднее было удерживать в узде, чего с ним отродясь не случалось. Полуобнаженный Феликс почему-то действовал на него, словно прямой впрыск высокооктанового топлива в камеру сгорания. Хотелось рвануть на себя это невозможное создание и показать небо в алмазах.

Глава 5:

Домой он явился еще засветло, успев переделать туеву кучу дел, уставший и голодный. Но гостя в обозримом пространстве не наблюдалось, как и желанного ужина. Более того. Было ощущение, что с момента его ухода в дом вообще никто не заходил. Как висели на спинке кровати Фенькины вещи, так и продолжали висеть. Чемодан тоже оставался на месте. Даже мокасины, которые Феликс снял, чтоб походить босым по траве, сиротливо стояли у порога, поджидая своего хозяина.

"Где этого придурка носит?" - Колян ругнулся под нос и отправился в обход по вверенным ему тёткой позициям. Ни в саду, ни в огороде искомого объекта не наблюдалось. Он даже в баньку не поленился заглянуть. Но и там его ждал Облом Иваныч. Постоялец как сквозь землю провалился! "Не мог же он раздетым ушлёпать куда-то?" - зашевелилось беспокойство в душе мужчины. Не хотелось, чтоб с парнем что-то нехорошее произошло. Еще тлела надежда, что Фенька мог затеряться в сарае, но она была столь призрачной, что практически приравнивалась к нулю. Что делать московскому денди в хлеву у общительного, но не слишком опрятного и довольно пахучего Жорика? И все же стоило проверить, прежде чем расширять зону поиска.

Дверь в сарай была закрыта, хотя летом ее всегда держали нараспашку, чтоб поросенку было не так душно. Видимо порывом ветра захлопнуло. Перед дверью, распушив хвост, чинно и важно прохаживался Фрол, периодически выдавая на-гора свои индюшиные ругательства. Он был явно раздражен и довольно опасен. Задом сейчас к нему точно не стоило поворачиваться. "Видать, тоже оголодал, друг ситцевый?" Зачерпнуть ковш зерна и сыпнуть в корыто было делом одной минуты. Пока пернатый террорист утолял голод, Колян спокойно прошел к сараю и открыл дверь.

Жорик вел себя подозрительно тихо, практически не обращая внимания на его появление, чего раньше отродясь не случалось. В голове у Коляна даже мелькнула мысль, не заболел ли, но проследив взглядом, куда уставился Жорик, он успокоился, оперся плечом об лутку двери и прямо-таки залюбовался открывшейся картиной. За перегородкой, на охапке соломы, в белых, уже запыленных слипах, угнездилась его пропажа, сейчас больше похожая на нахохлившегося воробья.

- Скучаешь? - вежливо поинтересовался он у сидящего в закутке Феньки, изо всех сил сдерживая рвущийся наружу хохот.
- Не настолько! - огрызнулся тот в ответ.
- Что ж. Если тебя устраивает твоя компания, - быстрый взгляд в сторону Жорика, - то не стану вам мешать.
- Нет! Погоди... Я с тобой, - Феликс как-то криво подскочил с насиженного места и чуть ли не за руку его ухватил. - Только там этот... Индюк там... дерется.
- Не боись. Индюка я временно нейтрализовал. Можем проскочить без потерь, - обнадежил Феньку Колян, наконец поняв причину добровольного затворничества гостя.

Зря он так думал! У Фрола, видимо, оставались в загашнике еще не реализованные планы по развлечению, с их непосредственным участием, потому что он встретил парней в излюбленной боевой стойке: с растопыренными крыльями и хвостом. Ветер на сей раз был на его стороне, захлопнул за парнями приоткрытую дверь сарая, окончательно выбесив противного индюка резким звуком. Фрол ринулся на предполагаемого врага, Колян рявкнул: "Беги!.." и ринулся в одну сторону, а Фенька, взяв довольно высокую октаву - в другую. Как на его пути оказались грабли, да еще и зубьями кверху - одному Богу известно, но ручка граблей пришлась аккурат по центру лба, надежно уложив поверженного москвича прямо к ногам подоспевшего Фрола. Колян оглянулся, понял, что медлить нельзя - через минуту спасать будет некого - и кинулся обратно.

За все три года своего вольготного существования на службе у хозяйки, Фрол ни разу не получал такого поджопника! Кроссовок Коляна, весьма ощутимо припечатавший его под зад, оказался довольно веским аргументом, чтобы Фрол задумался над бренностью бытия и оставил свою жертву в покое. Он поджал крылья, свернул хвост и оперативно сдернул с места происшествия, решив, что мужчина и без него сообразит, как избавиться от трупа гостя.

Феликс не понимал, где он, и как оказался лежащим на траве? Голова гудела, спина ныла и саднила, хотелось пить, есть и домой. Причем, последнее было в приоритете. Над ним склонился Колян, озабоченный неподвижным состоянием постояльца:
- Эй! Ты жив? - поинтересовался он, осторожно ощупывая наливающуюся синью огромную выпуклость на лбу Феньки, которую и шишкой-то трудно было назвать. Скорее рогом.
- Жив. Кажется, - простонал тот в ответ, хватаясь за лоб. - Бля-я-я-я!.. Чтоб я еще, хоть раз в жизни, присел на одном гектаре с этой тварью!..
- Ну, если ругаешься - значит точно жить будешь. Поднимайся, космонавт. Давай помогу.

Колян потянул парня за руку, подхватывая его под спину, за что тут же получил острым локтем под дых.
- Ты чего дерешься? Или от Фрола заразился?
- А ты смотри, куда грабли свои тянешь! И так вся спина горит.
Феликс повернулся к нему задом, и стало понятно, что Колян даже мало огрёб. Багровые рубцы, словно от хлыста, кое-где сменяющиеся неглубокими царапинами, начинались от лопаток и заканчивались почти на уровне резинки трусов. Яркие отметины на фоне молочно-белой, гладкой кожи, смотрелись невероятно вызывающе.

- Это на тебе Фрол потоптался? - Колян едва смог сдержать неуместный восторг в голосе, так неожиданно и жарко отдалась в теле открывшаяся картинка, а в голове мелькнуло: "Вот бы зализать! - и. - Я что, извращенец?!.." Раньше его не возбуждал вид крови. Не иначе как сказывалась трехнедельная неудовлетворенность.
- Нет! Расческой промахнулся, - съязвил в ответ Феликс. - Ты думаешь, я от любви к животным просидел полдня в вонючем сарае? Пристрелить эту тварь упоротую! Мне еще, наверное, уколы от бешенства придется колоть?

В душе Колян был целиком и полностью за приведение приговора в исполнение, но вместе с тем он понимал, что после казни Фрола день приезда тетки может стать последним и в его жизни. Поэтому не побежал за ружьём, а перехватил Феликса за локоть и потянул за собой:
- Идем в дом. Обработать нужно. "И зализать..."
Феликс высвободил руку, как-то горестно вздохнул и прошел вперед, попутно обдав Коляна въевшимся за день резким аммиачным фаном, доставшимся ему от Жорика. Колян сморщил нос, но промолчал, понимая, что только добавит эмоций пострадавшему субъекту. Зато желание обласкать отметины языком явно пошло на убыль. Так что даже не пришлось бороться с неуместным стояком.
- Ты такой дрыщ, что тебя даже индюку легко обидеть. Как тебя в Москве еще не прихлопнули в темной подворотне? - проворчал вслед удаляющейся фигуре.
- Во-первых, не имею дурной привычки шастать по темным подворотням. А во-вторых, я предохраняюсь, - бросил Феликс через плечо.
- Презерватив на голову надеваешь?
- Газовый баллончик в кармане ношу.

Нюх у Феньки за день явно не атрофировался. Амбре, исходящее от себя, он тут же уловил, как только вошел в дом:
- Фу-у-у-у... От меня несет! Я в душ! - и помчался в ванную, смывать приставучий аромат. Пока он там плескался, издавая совершенно провокационные стоны, мужчине ничего не оставалось, как срочно занять себя делом. Даже ему было под силу разбить десяток яиц на сковородку и нарубить овощей в салатницу. Голодные были оба, а Фенька к тому же травмирован. Совестно заставлять больного человека стоять у плиты.
- Я забыл чистое белье! Возьми сбоку в чемодане, желтые трусы, в клетку, и подкинь мне сюда, - донеслось из душа.

Колян выключил печку, прикрыл крышкой сковороду, вытер руки и пошел рыться в чужом белье. То, что Фенька назвал трусами, было так же похоже на трусы, как ялик на баржу. Производитель явно сэкономил на ткани. Хотя эти-то были еще ничего, а вот лежащие под ними стринги, больше похожие на резинку от рогатки, заронили в душу твердую уверенность, что парень одного с Коляном поля ягода. "Ну, не станет натурал натягивать на себя такое безобразие. Только вот как убедиться в этом окончательно?" Мелькнула шальная мыслишка, что, возможно, и не придется в райцентр ехать, чтоб перманентный напряг в штанах убрать.

Феликс даже не думал задёргивать шторку, когда забрался мыться под душ. Так что у Коляна появилась прекрасная возможность увидеть товар лицом. Правда, отнюдь не лицо его сейчас так волновало, а то, что располагалось чуть пониже экватора. Там оказался полный порядок. Два небольших, но упругих полушария очень уютно легли бы в его ладони. Полушария исчезли с поля зрения, когда их обладатель повернулся к зрителю передом, и им на смену нарисовался прибор довольно приличных размеров. Мужчина очнулся от созерцания лишь тогда, когда услышал насмешливый хмык и увидел руку, дернувшую желтые труселя, зажатые в его кулаке.

Остальные главы в комментариях

URL
Комментарии
2015-06-28 в 14:09 

Motik71
Любовь - это бесценный дар. Это единственная вещь, которую мы можем подарить и все же она у нас остается.
Lana Mak, :heart: тебе спасибо, что откликаешься на мои затеи:squeeze:

2015-06-28 в 14:10 

Lana Mak
Как шляпку я кокетливо поправлю крышу...
Глава 6:
читать дальше

URL
2015-06-28 в 14:11 

Lana Mak
Как шляпку я кокетливо поправлю крышу...
Еще кусочек 6 главы:
читать дальше

URL
2015-06-28 в 14:13 

Lana Mak
Как шляпку я кокетливо поправлю крышу...
Глава 7:
читать дальше

URL
2015-06-28 в 14:14 

Lana Mak
Как шляпку я кокетливо поправлю крышу...
Кусь:
читать дальше

URL
2015-06-28 в 14:15 

Lana Mak
Как шляпку я кокетливо поправлю крышу...
Глава 8:
читать дальше

URL
2015-06-28 в 14:16 

Lana Mak
Как шляпку я кокетливо поправлю крышу...
Глава 9:
читать дальше

URL
2015-06-28 в 14:17 

Lana Mak
Как шляпку я кокетливо поправлю крышу...
Кусь:
читать дальше

URL
2015-06-28 в 14:18 

Lana Mak
Как шляпку я кокетливо поправлю крышу...
Глава 10: Финал.
читать дальше
Какое счастье, когда завершила давно начатое!

URL
2015-06-28 в 14:21 

Lana Mak
Как шляпку я кокетливо поправлю крышу...
Motik71, спасибо, что терпеливо дождалась. И отдельная благодарность за идею!))

URL
2015-06-28 в 20:38 

Kallis_Mar
Cамый хороший учитель в жизни – опыт! Берет, правда, дорого, но, блядь, объясняет доходчиво!
Lana Mak, такая добрая история, очень. И пусть местами сказочно, это не мешает верить в нее.:heart:

2015-06-29 в 00:35 

Lana Mak
Как шляпку я кокетливо поправлю крышу...
Kallis_Mar, Маш, меня в последнее время именно на сказочность и пробивает. Хочется просто чего-то легкого и не обременительного. Вот и выливается это желание в такие истории. Спасибо тебе, что прочла))

URL
2015-07-06 в 17:56 

Knigofilka
КМС по лыжам на траве
Лана, это так искрометно весело и тааак мимимимииилоооо))) кайфануло)) :squeeze:

2015-07-13 в 08:26 

Lana Mak
Как шляпку я кокетливо поправлю крышу...
Анара, спасибо большое тебе, что прочла и так оценила. Я рада каждой вашей улыбке))

URL
   

Живущие по своим законам

главная