22:29 

Lana Mak
Как шляпку я кокетливо поправлю крышу...
Массаж. Услуги на дому
Парни спорили вот уже добрые три часа, с пеной у рта отстаивая свою правоту, перебивая друг друга, вскакивая с места и размахивая руками. Только что членами не мерились. На всё это безобразие взирал со своего законного места в кресле флегматик Бегемот. Ему, толстому и красивому, их разборки были глубоко по барабану. Лишь бы никто сверху не умостил свой костлявый зад, как уже не раз случалось.

Бегемоту слегка не повезло в этой жизни с окрасом. Нет, так-то он был ничего, красавец, с серебристо-серым густым и коротким мехом, зелёными глазищами, шикарными усами и длинным хвостом. Перед его очарованием не устояла ни одна особь женского пола: ни двуногая, ни тем более четырехногая. Но Максим, его законный владелец, кормилец и поилец, купил в своё время неправильный мебельный гарнитур, состоящий из огромного углового дивана и массивного, невероятно привлекательного кресла. И диван, и кресло были мягкие, удобные, об них тайком можно было когти поточить, правда, от Макса за это нещадно тапком прилетало, но цвет их оставлял желать лучшего. Такой же серебристо-серый, с отливом, как и его шерстка.

Что Максим, что Артём, его друг и любовник, на пике страстей страдали, по мнению Бегемота, разжижением хрусталика. Иначе как можно оправдать то, что его, почти восьмикилограммового половозрелого самца, в пылу борьбы эти двое упорно не замечали и не менее упорно пытались раскатать по всем мягким трахабельным поверхностям? Что он только не делал! За пятки их кусал, царапал то, чем его в кресло или в диван втаптывали, орал истошно и громко - ничего не помогало! Как падали на него, так и дальше продолжают валиться и имени не спрашивать! Нет, он совсем даже не против, чтоб хозяину полегчало, но не за счёт же его нервов!

Сейчас Бегемот был начеку. Задолбался уже ждать, когда они, наконец, успокоятся и, как всегда, в конце ссоры, начнут друг дружке шкурки вылизывать, вычмокивать и всякие разные диковинные телодвижения демонстрировать. Но, походу, у этой парочки сегодня свои планы, Бегемоту неведомые. Носятся из кухни в гостиную и обратно, пену пускают, горланят почём зря, уткнувшись друг в друга носами, и никак не хотят успокаиваться. Не-по-нят-но... Но всё равно не так страшно, как если бы с хозяином самка жила. Бегемот видел, да и слышал от соседского кота, как его хозяйка владеет когтями и всякой кухонной утварью. Если расходилась, держите ее семеро! И то, наверное, всем влетит так, что мама не горюй! Ваське соседскому тоже не раз попадало. Хозяйка кота один раз даже в качестве метательного орудия использовала, после чего они с хозяином, оба полосатые, до четырёх утра у соседского подъезда на лавочке дрожжи продавали. Хозяин оттого, что выскочил в одной майке и трениках при плюс пятнадцати, спасая от разбушевавшейся мадам всё самое драгоценное, а Васька просто за компанию и из чувства вины. Когти-то у него автоматом выпустились в точке приземления. Кто ж виноват, что этой точкой станет спина любимого и многострадального кормильца. А домой идти, зная что от той Тигры Львовны обязательно чем-нибудь прилетит и не имея перед собой такого буфера как хозяин, ни один нормальный кот не решится. Глядя на это безобразие, Бегемот был только рад, что его сожители - чистокровные самцы, адекватные и почти способные к приручению.

Он только раз по-настоящему испугался за хозяина, когда впервые услышал из его спальни стоны и вскрики. Причём хозяин орал больше, чем Артём, значит, ему хуже всего пришлось! Бегемот, охранявший в то время холодильник на кухне, спешно порысил в сторону спальни, где происходило что-то, что возможно угрожало жизни Максима, а значит и его, Бегемотовому, безбедному существованию. Жить на помойке с его фигурой и статью - полный моветон! Все кошки засмеют! Он на цыпочках подошел к приоткрытой двери спальни, стал на задние лапы и заглянул в щель. На кровати творилось нечто невообразимое! Хозяин, распластанный животом по постели, вцепившись скрюченными пальцами в край матраса, мотал головой и громко стонал. Сверху на нём мерно раскачивался Артём, оглаживая растопыренными ладонями бока и покусывая плечи Макса. Бегемота они в упор не замечали, явно не до этого было. Хозяин то жив, но почему так стонал, оставалось загадкой. "Может, ему тяжело? Может, стоит цапнуть этого Артёма за филей, чтобы слез?" Бегемот толкнул лапой дверь и прошел в глубь комнаты, решив оглядеть поле битвы с иного ракурса. Снова привстал на задние лапы и... присел, успокоившись. Всё как у всех. Ничего нового не увидел, просто типичные брачные игры. Максим двигался и подставлялся так, что и Бегемот бы позарился, да не тот размерчик. Вот почему он так орал! Март репетировал с другом своим...

С тех пор репетиции проходили с завидной регулярностью, особенно часто, когда Артём окончательно переехал в их жилище. Бегемот привык и приспособился ко всему, кроме покушений на его драгоценную тушку.

Макс с Тёмой, тем временем, немного выпустили пар, слегка подустали, притихли и присели на кухне, за рюмочкой чая, обсудить текущее положение дел на семейном фронте.

- Так дальше не пойдёт, - Максим мрачно смотрел в чашку, тщательно топя ложечкой ни в чём не повинный чайный пакетик. - Мы так ни до чего не договоримся, только связки порвём.

- Ну, связки тренировать ты первый начал, - съязвил Артём. - Если по большому счёту, я на тебя еще за ор должен пообижаться. Кто мамой божился, что будет меня холить и лелеять, на руках носить, ноги мыть и воду пить? А? Это так ты меня лелеешь?

Столь обидные для Макса слова возымели реакцию водородной бомбы и вновь довели молодую кровь до состояния пара. По его возмущённой физии стало понятно, что пар вскоре повалит из всех дыр. Не заткнёшь!

- Да, я!... Это я тебя не холю?! Это я тебя не лелею?! Да я потому и не даю тебе влезть в эту аферу, чтоб к тебе уёбки всякие не приставали! Бл...ь! Будут на тебя пялиться и лапы свои грязные тянуть! Ты ж не понимаешь, какой ты! Да на тебя ж у мумии встанет, а ты совсем не мумиям массаж собираешься делать! Всех поубиваю, сука! Моё! Никому не позволю! Их кончу и тебе, придурок, вставлю так, что мало не покажется!!!

Артём еще до начала сей пламенной речи понял, что слегка перегнул палку, а может, даже не слегка. Нужно было срочно исправлять положение, ибо чревато. И правда вставит, а к этому подвигу его тыл был пока не готов. В рукаве оставалось лишь одно, но точно проверенное средство, спасение от визита к проктологу. Минута, чтоб оседлать бёдра Макса, рискуя в щепки разнести кухонный стул, цапнуть его за руки и потянуть на себя, преодолевая сопротивление, заставить обхватить за талию, переместить руки назад, на ягодицы, и при этом целовать, жарко и страстно, притирая свою уже вздувшуюся ширинку к его паху, такому же ожившему, жаждущему, уловить ухом первый стон и только тогда полностью отпустить тормоза, ибо пронесло! Теперь можно, не рискуя быть скинутым, обнять родные плечи, запустить пальцы в гладь тёмных шелковистых волос, запрокинуть его голову, припасть ртом к крепкой шее, выцеловывая напряженные мышцы, выпирающий кадык, и улететь нахрен, почувствовав первый ответный толчок! Растерять все мозги, купаясь в безумной неге, принимая и отдавая, не понимая где ты, как ты, но, чётко понимая с кем ты. С тем, кто стал твоим воздухом, твоим сном и явью...

После бурного и продолжительного перемирия, которое, к счастью Бегемота, состоялось на той же кухне, на многострадальном, капец каком скрипучем столе, больше не хотелось спорить и что-то друг другу доказывать. Хотелось просто застыть обнявшись, лёжа на кровати, куда они с Максом едва добрели на подламывающихся ходулях, лениво водить кончиками пальцев по обнаженным телам и ни о чём не думать.

- Наверное, с этого и надо было начинать свой бизнес-план! - Артём пошевелился в кольце любимых рук, устраивая поудобнее голову на крепком плече Макса. - Теперь я чётко вижу выход из ситуации. Ты будешь работать со мной. Создадим совместное предприятие "МаксАрт", будем ходить вместе на вызовы и оказывать услуги страждущему населению.

Максим гоготнул, представив, как они с Тёмкой будут месить какого-то тестообразного страдальца, выжимать из него всё желе и еще за это деньги получать.

- Идейка неплоха, да только один нюанс. У меня работа нормальная, заработок стабильный, хоть начальство мозги и выносит периодически, но менять ее на участие в довольно сомнительной афере будет глупостью. Волшебной палочки, выполняющей все наши желания, у меня пока нет.

- А вот и есть! - Артём вскинулся, хитро изогнув бровь, одновременно скользя рукой по гладкому прессу Максима вниз, к тому зверю, что пока отдыхал. - Познакомьтесь, пожалуйста! Палочка, волшебная, самонаводящаяся, довольно компактна в нерабочем состоянии, выпрыгивает по первому требованию и без него, бескорыстно исполняет все самые сокровенные желания владельца и его приближенного, не балуется холостыми выстрелами, способствует укреплению семейных уз, неприхотлива, не требует дополнительных средств на содержание и обслуживание и вообще, просто очень незаменимая в хозяйстве вещь. Прошу любить и жаловать! - он поставил вертикально уже встрепенувшуюся "волшебную палочку" Макса и приветственно ею помахал.

- Как я погляжу, у вас с ней очень трепетные отношения. Я вам тут не мешаю?

- Что ты, нисколечко! Мы с ней совершенно не стесняемся.

- Не стесняетесь, говоришь? - рука Макса потянулась к алой щеке любимого. - А светофор почему горит?

- Не обращай внимания. Это отвлекающий манёвр, чтоб волшебная палочка чересчур быстро не начала желания исполнять, и ее владелец не обошёл вниманием все чувствительные местечки.

- А что, кто-то жаловался?

- Пока нет, но чем чёрт не шутит...

- Ах ты ж гадёныш мелкий! Я тебе сейчас покажу, чем он тут шутит! - Максим навалился сверху, прохаживаясь щекоткой по рёбрам Артёма и одновременно выцеловывая хохочущую моську. - Вот тебе!.. Будешь знать!... Дразнить... Люблю...

Этот раунд переговоров предсказуемо закончился испытанием ходовых качеств волшебной палочки, а к разговору Артём смог вернуться только после того, как они, срубленные могучим оргазмом, отоспались, отвалялись и по-новой отмиловались.

- Максюш, я серьёзно. Давай и вправду вместе попробуем. Вот увидишь, народ потянется, мы ж с тобой красавцы, так что у нас будет двойная выгода, даже тройная.

- Я тебя на бокс запишу.

- Зачем?

- Чтоб дурь лишнюю из башки твоей выбили!

- Не поможет, она у меня чугунная, если что.

- Ну давай, обрисуй мне, в чём ты тут столько выгоды увидел. Пролей свет на неизвестные науке факты, - Максиму было хорошо, он жмурился как сытый Бегемот и был склонен терпеливо выслушать все аргументы Тёмки. Вдруг всё и вправду не так страшно, как он себе напридумывал?

Артём уже месяц, как переехал к нему жить, чему Макс несказанно был рад, просто до щенячьего визга, только до сих пор не определился с работой. Они оба решили, что Артёму непременно нужно поступить в универ, благо, далеко ездить не надо, в квартале от дома располагался прекрасный политехнический вуз, но мелкий наотрез отказался идти на стационар: "Еще я там с малолетками штаны не протирал!" А на заочке можно было спокойно работать, но вот где? В одной конторе с Максом Артём не захотел. "Не хватало спалиться! Я ж со своим компасом, на тебя указующим, без допросов сдам все явки и пароли!" На пять-шесть собеседований они сходили вместе, но там уже Максим своё вето наложил, почти во всех случаях включив режим Отелло. То ему начальник не понравился, на лбу написано, что самодур и тиран, долгих лет ему жизни и жену гулящую в печёнку! В трёх местах секретарши слишком откровенно с Артёмом кокетничали, курицы крашеные! А тот в ответ мило лыбился, за что и схлопотал дома... серию минетов. Чтоб на баб не заглядывался и знал, что теряет! Правда, Максу после этого чуть вывих челюсти не пришлось вправлять, но за своё и пострадать не жалко. Еще в одном месте и условия вроде были приличные, и зарплата не маленькая, только начальник отдела кадров, шикарный мужик (чтоб у него брови осыпались!), был явно из их братии и исподтишка кидал на Артёма столь недвусмысленные взгляды, что Максим не оставил бы тут благоверного даже под угрозой третьей мировой. Вот и мытарился мелкий в поисках выхода. А тут газета с объявлениями: "Предоставляю услуги массажиста". Артём вдруг загорелся:

- Я курсы проходил! Умею хорошо делать массаж! Возьму патент, размещу объявление и буду зарабатывать. Начальства нет, график гибкий, да и застоя в крови не будет.

Макс, тоже не пальцем сделанный, знал, как и какую мышцу надо размять, не зря же в качалке столько лет обретался. Но конкуренция в этой сфере огромная, и трезвый расчёт говорил, что без постоянной клиентуры или какой-то фишки нечего и начинать. Были бы у Артёма полезные знакомые, иной вопрос. Одному, другому сделал бесплатно пару раз, а те, глядишь, и промоушен организовали бы из чувства благодарности. Да ведь у Тёмы тут пока знакомых не было, а своим Макс его ни за что бы в лапы не отдал! Скорее, отгрыз бы их загребущие по самые яйца! Он попытался было включить мужика: "Сказал нет, значит нет!" Только с Тёмкой этот номер не прокатывал, если нужно, и сам мужика кому хочешь покажет. Оставалось лишь одно. Коль мелкий так загорелся этой идеей, уступить, но подойти с умом и хитростью. Артём же с горящими глазами загибал пальцы:

- Во-первых, ходить по клиентам выгоднее, не требуется затрат на аренду помещения и закупку всякого там оборудования. Во-вторых, доход идёт чисто в семью, не нужно с кем левым делить. В-третьих, мы с тобой на абонементе в качалку сэкономим. На массаже так наразминаешься, что никакое железо тягать не потребуется. А если подумать, я еще с десяток аргументов в пользу дела найду. Например, тот факт, что у меня всё время будет охрана в виде тебя, любимого, прямо греет душу! Ни у кого нет такого шикарного телохранителя!

Макс чуть не замурчал, как Бегемот, отхватив такой комплимент. Артём знал, чем его можно купить. Хотя, просто так не хотелось сдаваться.

- Я тебя выслушал и почти согласен со всеми доводами, но тут требуется мозгами пораскинуть. Нужно придумать какую-то примочку, что-то, что привлечёт к нам клиента, причём не бедного...

- К нам? Я не ослышался?! Ты сказал к нам?!... Аллилуйя! Значит ты согласен работать со мной в паре! - Артём завертелся вьюном, приплясывая на месте. Максим поморщился:

- Я еще не давал своего согласия...

- Но и не отказался! Прошу, помолчи! - он не позволил Максу дальше возражать, просто накрыв его рот ладонью. - Я обещаю всесторонне обдумать идею с фишкой и в ближайшее время представить проект на твоё рассмотрение. Ты же обещай не орать почём зря, не возражать и внимательно выслушать.

Когда он так смотрел Максиму в глаза, мягко улыбаясь и прижимаясь к нему всем телом, тот готов был и с неба звезду, и в пасть к тигру. Поцеловал накрывшие рот пальцы, чмокнул губы, нос и со вздохом выдал:

- Обещаю! Обещаю не орать, не возражать и выслушать. Но если мне не понравится...

- Вот тогда и изложишь все свои возражения в письменной форме, а пока не мешай. Я буду работать над закладкой нашего совместного капитала, - Артём вывернулся из рук и рванул к компьютеру, что-то бурча и посмеиваясь над самим собой. Максиму оставалось только вздохнуть и смириться.

Два дня Артём вёл себя подозрительно тихо. Не приставал с расспросами, ни слова о массаже и работе, копался сутками в компе, хихикал и хватался за голову, но Максу не давал посмотреть, что там. Это напрягало. Макс булками чуял, будет или большой п...ц, или и вправду нечто фееричное! На третий день мелкий вообще на полдня пропал. Вернулся домой возбуждённый, алеющий скулами и загруженный под завязку странными пакетами. Максим, попытавшийся было сунуться за ним в спальню, получил по носу дверью и, размышляя, обидеться или совсем обидеться, уполз на кухню за льдом. Льда в холодильнике не нашлось, но замороженные пельмени тоже прокатили, спасли сопатку от позора. Горячий чай окончательно примирил с действительностью. Пообижаться Макс всегда успеет, а вот любопытство удовлетворить...

Бегемот, разложив на полу кухни серую тушку, смотрел в глаза, соболезновал и вылизывал хозяйство, всем видом демонстрируя свою преданность и сочувствие. Минут через пять Артём, как метеор, ворвался в кухню, запрыгивая Максу на руки. Бегемота в процессе сдуло за холодильник.

- Мааакс! Я тебя обожаю! - тот поперхнулся, едва успев отодвинуть кружку, и крякнул, приняв на колени неслабый подарочек. - Я готов провести защиту проекта. Только ты тоже приготовься, испытания-то будут проходить именно на тебе.

Максим напрягся:

- И в чём будут выражаться эти испытания? Мне сразу пить валерьянку или сначала завещание составить?

- Да что ты, ей богу, как маленький. Не бойся. Бо-бо если и будет, то недолго, а в конце всё равно получишь конфетку.

- В фантике? - Макс с надеждой вгляделся в шальные глаза напротив, а рука сама потянулась к Тёмкиной ширинке.

- И в фантике, и без фантика, и с наполнителем, и с орешками, - Артём, поёрзав, отстранился, чувствуя, что презентация грозит чем-то накрыться.

- А можно мне сейчас... с орешками? Для поднятия духа, - руки Макса жили своей жизнью, поглаживая и тиская все доступные выпуклости, прокладывая путь к тем самым заветным орешкам.

- Твой дух и так поднимается по поводу и без повода, только успевай его опускать! - Тёма хлопнул по ручке шаловливой, шустро пробравшейся к застёжке ширинки.

- Так всё ж для тебя, родимого! - обиженная рука покинула место прежней дислокации и переместилась в район ягодиц.

- Знаю, знаю. Но сегодня будет всё для тебя. Так что марш в ванну, а я жду тебя в спальне! - рука, несолоно хлебавши, хапнула воздух и упала на колени.

Бегемоту было начхать на обломантус Максу. Хотелось мяса. На худой случай рыбки, стресс снять и энергетические запасы пополнить. По всему было видно, если сейчас он не стребует положенного, то до утра положат с пробором на него, как уже не единожды случалось во время их внеочередных мартовских репетиций. Требовательное "Мряффф!!!" вывело Макса из задумчивости, а массаж коготками, прочувствованный даже сквозь ткань тапка, как и неоднозначный взгляд серого диктатора в сторону холодильника, дали понять и принять к сведению, что презентация презентацией, но о святом забывать нельзя! Предложенная рыбка, размером с ладошку, не внушала оптимизма своей субтильностью, но отказываться от еды было не в правилах Бегемота. Запас бока не тянет. А посему, он приступил к трапезе, движением хвоста милостиво позволив хозяину удалиться.

Макс вздохнул, почесался да двинул в ванную. В конце-концов, ему и самому было любопытно, во что выльется Тёмкина затея. Уложив все шильно-мыльные процедуры в пятнадцать минут, он крепко задумался: в чём идти? По идее, клиент должен быть хоть по минимуму одет, значит, и ему топать в боксёрках. Но душу грела стойкая уверенность, что массаж просто так, игрой в ладушки, не закончится, и трусы при этом ну никак не нужны. Поэтому бёдра были обмотаны маленьким полотенцем, а боксёрки остались поджидать своего звёздного часа.

Свет в спальне оказался приглушен, кровать расстелена, на тумбочке покоилась груда преинтереснейших вещей, начиная от массажного масла и заканчивая плетью многохвостовкой, флоггером. "Бляха-муха, этот террорист решил в БДСМ поиграть?!" Яички поджались, требуя, как минимум, трусы и адвоката. Макс мысленно их успокоил, попросил быть лапами, не возникать и не отсвечивать. Всё же Тёма не такой изверг, как им могло почудиться. Да и не в его интересах семейным достоянием рисковать. В общем, Макс и яички пришли к какому-то консенсусу. Пока он вёл столь высокоинтеллектуальную беседу со своими пугливыми, глаза сами отыскали объект беспокойства.

Артём был шикарен! Ничего лишнего, только брюки, облепившие тело, как вторая кожа. Но смотреть на эту картинку, не истекая слюной, было невозможно. Краем сознания Макс еще отметил, что показываться клиентам в таком виде просто опасно. Разорвут! Только мысль канула в лету, когда Тёма подошел и взял его за руку.

Глаза в глаза, не разрывая контакта, сделать шаг в сторону кровати и пережить секундный полёт от лёгкого толчка в грудь, раскинуться, предвкушая нечто, что снесёт его башню к чёртовой матери, уже ни секунды не сомневаясь, доверяя Артёму, как никому. Полотенце отброшено, белозубая улыбка так и манит впиться, залепить губами смеющийся рот. Руки тянутся обнять, но кто б им позволил! Кривая ухмылка, и вот Максим уже на животе, уткнув нос в гладкий сатин простыни, чувствует, как вверх, по предплечьям, ползут тёплые пальцы. Прикосновения жгут, выбивают из горла лёгкий полувздох-полустон, поднимают по телу волоски. К запястьям прикасается что-то твёрдое и жесткое, Макс поднимает глаза, сфокусировав, видит, как тонкие пальцы споро застёгивают на запястьях ремешки наручей. Они прикреплены к спинке кровати и не позволят ни свести, ни развести шире руки. Через минуту щиколотки оказываются в том же положении. На глаза опускается маска, плотная и непроницаемая. Полная беспомощность! Вверх, по ногам, легко скользят ладони, лишь на секунду задержавшись на упругих полушариях, и снова вверх, по спине, к лопаткам и плечам. Движения ничуть не тянут на массаж, но расслабляют, отпускают всю зажатость мышц.

Родные руки на пару минут отстраняются. Макс почувствовал бы себя покинутым, только кожей бедра ощущает тепло Артемова колена. Это успокаивает. Ладони возвращаются на тело, скользя согретым маслом по бокам, лопаткам, вниз и снова вверх. Давление рук усиливается, растёт, разогревает тело, разгоняя по венам кровь и легкое возбуждение. Руки повсюду. Только что они прохаживались по икрам, а через минуту оглаживали бока, растирали и разминали предплечья. Напряжение последних дней уходило, уступая умелой настойчивости. Артём поднимал каждую мышцу, уверенно проходясь сильными пальцами по всей ее длине, выжимая усталость, даря облегчение. Подобного кайфа Макс давно не испытывал! Когда же любимые руки сместились от бёдер к ягодицам, почувствовал такой прилив крови к паху, что даже испугался. Член напрягся, изъявляя готовность выстрелить по первому требованию. А ведь Артём к нему даже не прикасался!

Между тем все мышцы были размяты, и прикосновения снова стали нежными, поглаживающими, дразнящими. К пальцам добавилось новое ощущение. По телу, от икр к бедрам и выше, к кистям рук, скользили тонкие кожаные полоски флоггера, разогревая и без того полыхающую поверхность. Поглаживания сменились лёгкими, с оттягом, похлёстываниями вдоль позвоночника, сместились к ягодицам. Это казалось правильным и таким естественным. Боли не было, был коктейль на грани боли и удовольствия. Макс стонал, не переставая, от взрывающих мозг ощущений. Член уже истекал смазкой, пачкая гладь простыни, требуя внимания. Он нетерпеливо поёрзал бёдрами, пытаясь хоть как-то помочь себе. И тут его накрыло сверху телом Артёма! Макс не заметил, когда тот успел избавиться от брюк. Сейчас он чувствовал на себе только тепло и упругость, родную тяжесть, придавившую к постели, притирающуюся бёдрами, животом, острыми сосками. Чистый и незамутненный кайф! А когда к промежности прижалось твёрдое подтверждение желания Артёма, сил сдерживаться просто не осталось. Макс хрипло рыкнул, приподнял зад и потребовал:

- Давай!

Артём дал! Он драл, как никогда, пронзая и насаживая до упора, вцепившись пальцами в бёдра Макса так, что невозможно было двинуться без его позволения. Оба стонали и вскрикивали, ничуть не сдерживаясь. В крови гуляло реактивное топливо, грозя при взрыве разнести всё в клочья!... И взрыв был!... Да такой силы, что Макс на время отключился.

Бегемот заслушался, а с ним и парочка ближайших этажей. Нет, этот дуэт и раньше выводил всякие рулады, ежедневно радуя ближних и дальних соседей, но такого ора еще, пожалуй, никогда не устраивал! Было чем гордиться. Репетиция прошла на ура!

Пришел Макс в себя оттого, что Артём растирал его освобождённые запястья и шепотом выговаривал сам себе:

- Вот дурак! Перестарался... Но как же лихо тебя срубило, дорогой мой.

- Смерти моей захотел? - Макс не проговорил, а прокаркал. Во рту была Сахара, горло драло, как после ящика мороженного. - Пить принеси инвалиду...

- Сейчас! - Артём метнулся на кухню, перепрыгнул через развалившегося Бегемота, по-прежнему медитировавшего на холодильник и, цапнув со стола бутылку минералки, понёсся обратно, спасать любимого. Литр минералки свободно разместился внутри Макса, принося облегчение его надорванному горлу. Артём умостился позади, на подушках, откинув его на себя, уткнувшись носом в висок и поглаживая влажный торс.

- Ну как, тебе понравилась моя презентация?

- Тебе правду сказать? - Макс решил немного поиздеваться над своим любимым террористом, ведь тот его только что действительно чуть не доконал.

Артём явно напрягся:

- Всё настолько плохо?

- Нууууу... Настолько плохо, что... Если ты посмеешь сделать такое с кем-то, кроме меня, я тебя под замок посажу, закую в твои же наручники и буду драть неделю без остановки!

- Значит, тебе и вправду понравилось! - Тёма щекотнул его по рёбрам, мстя за проволочку. - А я ни с кем другим и не собирался такое практиковать.

- Как не собирался? - от удивления у Макса даже слегка прояснилось в мозгах. - Ты же говорил, что это будет фишка для привлечения клиентов!

- Говорил, а потом передумал. Сегодня я уже был на собеседовании, тут одной охранной фирме срочно понадобился техник следить за оборудованием. График гибкий, и оклад неплохой. Меня приняли на работу, завтра выхожу, а сегодняшний вечер стал как бы празднованием. Должен же я был продемонстрировать тебе все свои достижения.

- Да уж, продемонстрировал. До сих пор ноги дрожат, поссать сходить не смогу...

- Горшок принесу, инвалид мой голосистый. На крайняк, оттащу тебя волоком к белому брату, облегчишься, пустишь фонтанчик.

- Добрый ты... - Максим сполз пониже, чувствуя, что засыпает. Через минуту он уже сопел, уткнувшись носом в тёмин бок, а тот еще долго лежал без сна, счастливо улыбаясь своим мыслям. Было хорошо!

Бегемот прислушался, понял что всё, лавочка закрыта. Медитируй не медитируй, рыбка из холодильника сама не выпрыгнет. Зато можно в своё удовольствие поточить когти о край дивана. Уж сегодня за это точно никто не треснет тапком. А рыбка никуда не денется!

@темы: слэш, юмор, повседневность

URL
Комментарии
2015-02-03 в 18:06 

Бегомотик такой милай Котик)) Я балдю от него))

2015-02-03 в 19:37 

Lana Mak
Как шляпку я кокетливо поправлю крышу...
А как я балдю, когда эта сволочь меховая забирается на меня и начинает когтить все доступные поверхности!
Но люблю его)))

URL
2015-02-03 в 20:03 

Lana Mak, Я тож так делаю))) Эт кошачья медитация такая, возможна ток с любимым человеком))

2015-02-03 в 20:22 

Lana Mak
Как шляпку я кокетливо поправлю крышу...
Ага. Вы, кооооотики, медитируете, а я потом креативным дизайном своей шкурки нарадоваться не могу))
Летом, чешу по пляжу, вся такая красивая, занос кормы + 0,5, а на бедре цепочка кошачьих "протекторов"!!! Лепота!

URL
2015-02-03 в 20:44 

Lana Mak, А это шоб другие Коты на чужую хозяйку не зарелися))

2015-02-03 в 21:40 

Lana Mak
Как шляпку я кокетливо поправлю крышу...
Хих, да я мастер-класс могу давать по отбриванию чужих Котов. Фыркаю не хуже. даже не приходится коготки выпускать)))

URL
2015-02-03 в 22:45 

Lana Mak, Дополнительный барьер защиты еще ни кому не помешал)) И вообще там нацарапано "Хозяйка Бегемота!" и знак не подходить загрызу)) Я и от сюда все прекрасно вижу))

2015-02-03 в 23:01 

Lana Mak
Как шляпку я кокетливо поправлю крышу...
Вот глазастое создание! Все-то ты знаешь и видишь!!!
Только не Бегемота. Реального прототипа зовут Матроскин. Оно от меня сегодня получило тапком по мягкому месту за то, что смёл со стола мой бутер. Пол дня усиленно тарахтел и заглядывал в глаза. Пришлось еще одним бутером пожертвовать, чтоб он отстал и понял, что прощен))

URL
2015-02-04 в 09:00 

Lana Mak, Эхехе... тапком значит! Беззащитного зверя!!! А он тебе когтевой массаж с медетацией...а ты!! Жаль страдальца я бы распил с ним пузырек валерьянки))

2015-02-04 в 10:33 

Lana Mak
Как шляпку я кокетливо поправлю крышу...
Как ни странно, этот кот ровно дышит в сторону валерьянки. Неоднократно пробовали угостить и просто дать понюхать. У меня даже мысль была, что с его нюхом что-то не тоё-то. Но он ее тут же опроверг, унюхав в моей авоське свежую рыбку. Так что валерьяночку (или что покруче) распивать только со мной. Ну, и с Соболем канеш))) У него абонемент на посиделки с тобой)))

URL
   

Живущие по своим законам

главная